kray_zemli (kray_zemli) wrote,
kray_zemli
kray_zemli

Categories:

Медицинская сказка

Одна девочка училась в мединституте и вышла замуж за профессора. И каждый день ему говорила, что он самый крутой профессор, и что круче его на свете нет, и что он талант свой в землю зарывает - и вот так вот каждый день, изо дня в день, пока профессор сам в это не поверил. А как он в это поверил, и сказал себе: "Да, я крутой!" - тут-то с ним и стали происходить замечательные события. Он и пиво пить перестал, и преферанс забросил, и телевизор забыл как включается - и начал серьезно заниматься наукой. До того серьезно, что через каких-то пять лет он взял да изобрел лекарство от СПИДа. И все сказали: вах! и дали ему Нобелевскую премию. А он приехал в Стокгольм, взошел на трибуну и говорит: "Дамы и господа! Не меня благодарите, а мою жену, которая меня на этот подвиг вдохновила. Без неё бы я до сих пор пиво пил, в преферанс играл да пультом щелкал".

Вот. И стал тот профессор международным академиком, а через год помер. Не от болезни, не от старости, а просто во сне задохнулся - ну, с кем не бывает. Тут его родственники набежали, всю Нобелевскую на сувениры растащили, а жена профессорова, которая его на подвиги вдохновила, насилу у них квартиру с машиной отбила. "Ладно, хоть что-то", - подумала она и вышла замуж за другого академика.

Другой академик тоже крутой был, но не международный, а украинский. Известное дело: в Украине все институты в университеты переименовали, а всех профессоров - в академики. И вот, значит, академик из Полтавской медицинской академии приезжает в Москву на симпозиум, знакомится там с девушкой - а она уже не девушка, а почти что тетенька, молодая вдова - и через год прописывается у нее в квартире. Устраивается работать в клинику Фёдорова, и еще через пару лет изобретает препарат против отслоения сетчатки. Ну, кто не знает, тот не поймет, а кто знает, тот оценит. Вот и нашего академика по достоинству оценили, двадцать пять стран у него разработку купили, разбогател он до неприличия и начал свою жену любить и баловать. Что бы я, говорит, без тебя делал.

Ну, долго ли коротко ли, а и трех лет не прошло, как этот академик помер. Во сне задохнулся - с кем не бывает. Тут, само собой, менты, следствие, все такое - короче, все богатство покойного на адвокатов ушло. Но оправдали её за отсутствием состава преступления, а вовсе не за недоказанностью, как можно было ожидать.

И вот тогда-то к нашей девушке, которая уже совсем тетенька стала (шутка ли, двух мужей потерять), и седина в волосах, и темные очки не от солнца, а от морщин, и засыпает по два часа, всё ворочается, места себе не утопчет – вот тогда-то к ней и подкатился третий академик. Полковник из милицейской академии, большой специалист по всякой криминалистике. Сошелся он с ней не от большой любви, а скорее из любопытства - интересно ему стало, как она все это делает. Женился он на ней и начал наблюдать.

И заметил, что она очень любит позу "женщина сверху". И очень любит, когда мужик сразу после этого на спине засыпает; а если он иначе засыпает, то она его на спину переворачивает. И еще заметил, за ней другую странность - лимон в холодильнике. То есть, само по себе это совсем не странно - подумаешь, лимон в холодильнике! Странно другое: сама она лимонов не ест, но у нее в холодильнике всегда есть свежий лимон - вот ведь интересно, зачем ей свежий лимон?

И вот, когда академик все эти странности заметил, он, конечно, обо всем догадался. Написал для неё завещание, заверил его по всей форме - а сам снотворные принимать перестал и ждет, что будет.

И однажды ночью лежит он, как положено, на спине и притворяется спящим. И слышит, как жена его на кухню вышла, а потом вернулась и подносит ему под нос половинку лимона! Он, хоть и не спал, чуть слюной не захлебнулся, но таки не захлебнулся, а перевернулся на живот и спокойно доспал до утра.

А утром и спрашивает: "Ты чего это, Наташа, сегодня ночью мне лимон под нос совала? Небось, хотела, чтобы я слюной захлебнулся, и все имущество мое чтобы тебе отошло?" А она ему отвечает: "Окстись, дорогой! Это тебе, должно быть, приснилось. Виданное ли это дело, чтобы мужчина от такой ерунды помер?"

Тут-то академик и задумался, не паранойя ли его гложет. Ведь и в самом деле, не было в его практике таких случаев. Хотя, с другой стороны, чисто теоретически оно ведь возможно - но на практике, если бы это был такой эффективный способ, то половина Москвы им бы точно пользовалась. И, короче говоря, решил он проверить, так ли это на самом деле.

И вот, на другую ночь, лежит он на спине, а она снова подносит ему лимончик. А он лежит, не переворачивается - и чувствует, что начинает слюной захлебываться. А потом и в натуре захлебывается и умирает, захлебывается и умирает, и таки умер. На самом деле.



И после этого случая стала Наташа богатой вдовой и смогла, наконец, реально помочь своей маме. Для того-то вся эта охота на академиков и затевалась, чтобы маме помочь, потому что ближе и роднее у Наташи никого не было, да не очень-то и хотелось. А у мамы вся правая половина у ней парализована, и смотреть на это жутко и страшно, а для хорошего лечения нужны очень хорошие деньги. И теперь, когда эти деньги наконец получились, стала Наташа свою маму по заграницам возить и докторам показывать. А доктора, знай, денежки гребут, но ничем помочь не могут. Так они и вернулись домой, несолоно хлебавши, и у Наташи после этого характер сильно испортился. Нервная она стала, дерганная, заберется в ванную и плачет, чтобы мама не слышала, а то еще выйдет на кухню, включит радио и сидит с потухшим взором. А мама всё спрашивает: доча, что с тобой? доча, что с тобой? А она отвечает: "Ничего" - и снова в ванную плакать.

Ну, долго ли, коротко ли, а повстречался на Наташином скорбном пути толковый психоаналитик. Ей, надо сказать, вообще на мужиков везло - просто так за хлебом вышла и в очереди познакомилась. Рассказала ему про мамину беду – а доктор и говорит: "Привози ко мне свою маму. Есть большая вероятность, что я ей смогу помочь".

И, представьте себе, он её вылечил! За пять сеансов весь паралич как рукой сняло. Оказалось, что главная проблема там сидела в подсознании. Наташина мама мастурбировала с раннего детства; а Наташина бабушка как-то раз ее за этим поймала и застращала: будешь, мол, с писькой играться - рука отсохнет. Было это очень давно, и прошло, и быльем поросло, но в какой-то момент случайно наружу вылезло - и опаньки! Сбылося бабушкино пророчество: отсохла и рука, и нога в придачу. И мировые светила неврологии ничего понять не могут: нервы, вроде бы, в порядке - а конечности явно не работают! А для толкового психоаналитика тут никаких загадок нет - но его ведь никто не спросит. Паралич - это считается как бы не по его специальности.

Когда Наташа об этом узнала, она от досады чуть не задохнулась. Выходит, напрасно она трёх академиков заморила? напрасно кучу денег потратила? Проблема-то была копеечная, просто решать её надо было с другой стороны! Впору было почувствовать себя безнадёжной дурой - но Наташа этому настроению не поддалась. Она подумала: "Деньги всё равно были не мои, а академики всё равно бы когда-нибудь умерли. И, в конце концов, мама всё-таки выздоровела – а значит, я всё сделала правильно".

И улыбнулась, и стала дальше жить.

взято отсюда
Subscribe

  • Зачем либералам власть?

    Забавляет либеральное двоемыслие, предлагающее давить на власть сугубо законными методами, в то время как власть пишет закон сугубо под себя, да и…

  • Дворец: мужское и женское

    Традиционно, в дворцах есть мужская и женская части. Исходя из этого предположения, по плану легко сообразить, что казино, танцевальный автомат,…

  • Глубинный народ о Дворце

    Подумаешь, дворец! У вечернего мудозвона Соловьёва — и то хоромы есть. А Путину что, нельзя? Тем более, в России, а не где-нибудь в Америках да…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments