January 1st, 2015

rune

Новогодний тост о национальных стереотипах

Оригинал взят у scholar_vit в Новогодний тост о национальных стереотипах


В конце прошлого века я работал на НАСА. Не "в": в полном смысле
слова "в НАСА" работают федеральные служащие, а именно "на" - как
контрактор. Отдел, где я был, занимался хранением исторической
библиотеки снимков Земли - как американскими спутниками, так и спутниками
сотрудничавших с нами зарубежных организаций. Надо сказать, что самая
важная деятельность любой библиотеки - это каталогизация. Без
каталога, как говаривал старый сотрудник Одесской научной библиотеки
Фельдман, это учреждение становится свалкой нарезанной бумаги. В
нашем случае каталогом были сведения о том, когда именно сделан
снимок, и координаты изображенного участка. Для составления такого
каталога нужно точно знать орбиту спутника. Поэтому я тогда неплохо
разбирался в том, какие спутники как летают.


Спутники, особенно низколетящие, из-за трения об атмосферу теряют
энергию. Поэтому орбита спутника постепенно "уплывает". На многих
спутниках есть специальные двигатели, и ЦУП время от времени
корректирует орбиту. Все эти коррекции надо учитывать при атрибуции
снимков.


Так вот, изучая орбиты спутников, я пришел к политически некорректному
выводу: стереотипы о разных типах национального характера неплохо
предсказывают поведение операторов ЦУПов. Японские спутники летели
как по ниточке, совсем не отклоняясь от заданной орбиты - как будто
ими руководила едва заметными движениями рука мастера. Американские
спутники летели строго по инструкции: когда орбита уходила от
расчетной на заданную величину d, включались двигатели, и спутник
смещался в обратную сторону на 2d. Такая аккуратная пилообразная
кривая.


Советские и постсоветские спутники были совсем другими. В конце
концов пришлось писать для них отдельные программы - это оказалось
проще, чем изменять написанные для других спутников. Они долго летали
заброшенными, уходя от расчетной орбиты на немыслимое расстояние.
Потом кто-то в ЦУПе, по-видимому, просыпался и в панике включал ручной
режим (так и представляю себе "мать-мать-мать" оператора). Спутник
качало из стороны в сторону, он описывал какие-то загогулины, жег
топливо - и в конце концов оказывался где-то возле той орбиты, на
которой он должен был быть. Оператор вытирал пот - и вновь надолго
оставлял спутник без внимания.


Написать по мотивам этой истории оптимистический новогодний тост
оставляется читателю в качестве упражнения.