boks

Борьба с френдоботами

Френдоботы достали. Отныне, если кто-то зафрендил меня, но не ответил на этот пост, в ответ зафренжен точно не будет. кто ответит - буду смотреть и думать.
rune

Выборы наоборот

Традиционно выборы проводятся в одну итерацию. Это специально так задумно власть имущими, чтобы исключить координацую действий внутри электората. Например, один из традиционных тактических ходов предвыборной кампании заключается в том, чтобы расколоть протестный электорат между кандидатами-пустышками: в противовес одному не особо популярному кандидату выдвинуть несколько популистских кандидатур, обещающих народу много хопошего, но примерно одно и то же, с незначительными нюансами. В результате, в сумме эти кандидаты набирают много, но каждый из них меньше, чем тот кандидат, которого нужно продвинуть. Навальный предлагает бороться с этим "умным голосованием", но это тоже так себе идея: голосовать по чьему-то совету.

Очевидный способ усилить координацию избирателей — проведение выборов в несколько туров. Уже даже второй тур заметно усложняет игру.

Естественным математическим обобщением многотурного голосования является голосование не ЗА, а ПРОТИВ какого-то кандидата. Тем самым, в каждом туре кто-то один выходит из игры, а остальные попадают на следующий тур. И так, пока не останется один. Как в известной игре про музыку и стулья.

Если несколько упростить игру, с цель сократить количество туров, то можно исключать не по одному кандидату за тур, а, допустим, по двое.

Конечно, такое многошаговое голосование обойдётся дороже. Однако, дороже обойдутся и подтасовки.
rune

Хотели бы отравить -- отравили бы

Задал пару вопросов специалисту по боевым отравляющим веществам. Его вердикт: "пациент" скончался бы от "новичка" в страшных корчах за десяток-другой минут. Если и травили, то явно чем-то другим, благо арсенал химических "подарков" у человечества нынче богатый (например). В наноинкапсуляцию, способную отсрочить действие яда и приглушить симптомы, он не особо верит.
rune

2020 2021 2022

Шутят уже тут: 20 — год неприятный, 21 — самое очко, а 22 — к одиннадцати туз.
rune

ЦРУ и ФСБ -- братья навек

С Навальным всё понятно. Навальный — проект ЦРУ. Оно его раскрутило, оно же от него и попыталось избавиться. Видать, где-то он нарушил какие-то договоренности, или просто время подошло. В своё время, Колчак тоже думал, что сможет соскочить. Нет, не соскочил.

Путин здесь прав: легализация материалов, и хотели бы убить — убили бы. Быстро, просто и банально, как Немцова. Годами гонять банду из 8 убийц с химическим оружием наперевес по своей собственной территории за простым баламутом в интернете — это бред. Диверсионные яды как инструмент хороши для применения именно на территории вражеской. Кстати, "новичок" может быть совместной разработкой СССР и США, и, в таком случае, он есть не только у Путина. Вероятнее всего, сотрудники ФСБ, действительно, просто следили. Но не за самим Навальным, а за его контактами. А "контакты контактов", в свою очередь, следили за сотрудниками ФСБ. Обычная повседневная работа спецслужб.

Что касается задушевного разговора о трусах, то это, вероятнее всего, фейк, состряпанный из фрагментов фраз, надёрганных из массива оперативной прослушки Кудрявцева. Сам факт, что Навальный согласился принять участие в этом спектакле, указывает на то, что он, несмотря на инцидент, продолжает играть в той же команде. Однако, для его дальнейшей политической карьеры в России это очень неблоагоприятный фактор.

В России давно назревает транзит власти. В интересах Путина, очевидно, найти лояльного преемника, который обеспечит гарантию безопасности нынешней элите, её родственникам и их праву собственности на унаследованные капиталы. У Запада есть свои интересы на преемника, им тоже нужна лояльность своей политике. Соответственно, между США и элитой России, очевидно, идёт неафишируемый торг на эту тему.

Политика США последнее время озабочена подъёмом Китая. В своё время США, разрушив соцлагерь, боялись, что Россия оправится от потрясений слишком быстро. На этот случай они выкормили этого дракона по соседству, чтобы непосредственно у границ России был потенциальный враг и конкурент, более актуальный, чем штаты. Однако, Китай удачно воспользовался ситуацией и достиг больших экономических успехов. И теперь США опасаются уже его, как угрозы своей гегемонии. Путину всё это время удавалось сохранять нейтралитет, не вставая чётко на сторону какой-то одной стороны конфликта. А нужен человек, способный твёрдо занять антикитайскую сторону.

США разбогатели именно на крупных войнах на евразийском континенте. Разрушив войной свои экономики, воюющие и недавно отвоевавшие страны вынуждены были первое время импортировать товары из США, экономика которых разрушительным действиям не подвергалась. А затем ещё и брать у них кредиты на восстановление своей. Более того, в штаты, как в тихую гавань, бежали финансовые капиталы перед войной. Именно в этом настоящая природа известной Великой Депрессии: по мере восстановления странами своих экономик после войны, спрос на товары постепенно покидал США, что привело к затовариванию рынка, банкротству производителей и последующему бегству капиталов уже из США. Но штаты впоследствии выработали способы борьбы с послевоенной депрессией, научившись контролируемо сдувать свой производственный сектор и распространять своё влияние на чужой. Благодаря чему после второй мировой войны уже остались в чистейшем плюсе.

Сейчас в экономике штатов назревают новые проблемы: штаты постепенно теряют контроль над бывшими колониями. Новая война на евразийском континенте, хотя бы даже и холодная (экономическая), была бы штатам очень на руку. Поэтому штаты надеются воплотить в реальность уже проверенный план: поддержка фашистских режимов. Чтобы сначала объединить их всех против Китая, а потом, если вдруг победа дастся им слишком легко, стравить их между собой.

Фашизму свойственен антикоммунизм (а Китай как раз называет себя страной коммунистической). Россия как страна, многого добившаяся благодаря коммунистам, и в своё время фашизм победившая, не очень-то сама склонна к фашизму. Но другого плана, кроме создания в России либерально-фашистского режиму, у США нет. В то же время, Россия занимает в этом плане центральное место, как страна, имеющая с Китаем общую границу, напрямую или через страны СНГ. Если Россия займёт антикитайскую сторону, конфликт имеет более высокие шансы развиться до состояния горячего.

Впрочем, уровень технологий нынче не тот, чтобы можно было так просто отсидеться за океаном. Раздув конфликт до горячей фазы, штаты имеют все шансы выстрелить себе в ногу. Если Китай ломанётся на американский континент, то нам тоже придётся, потому что Китай на двух континентах нам ни разу не нужен, особенно когда сами мы только на одном. Поделим штаты как Польшу. Благо, ракеты и торпеды с ядерной силовой установкой у нас есть, так что, что-нибудь придумаем.
rune

Либеральный фашизм

— Алло, это РВСН?
— Да.
— Я — помощник Путина. Пускайте ракеты!
— А ничего, что мы это по обычной связи обсуждаем?
— Начальник в курсе.
— Вас понял. Пуск!

Вся эта история — полнейшая чисто медийная хрень, рассчитанная на дураков. Ковид отдыхает. Никто никого не травил. Два клоуна совместно играют один цирк. Идёт отработка псевдореволюционного транзита власти от воровской малины (силовиков) к либеральной шушере (их детям).

Московская либеральная мразь, начав испытывать дефицит в провинциальных лохах, на которых она привыкла ездить на свой профит, взялась строить либеральный фашизм. Лично я между фашизмом и коммунизмом выбираю коммунизм. Собственно, и Путина тоже к власти либералы-рыночники привели. Во Франции с Наполеоном I тоже что-то подобное в своё время случилось.

Стандартные грабли либерализма. Сначала они боготворят минимальное вмешательство государства в дела частных собственников, и неравенство: "быдло надо держать в стойле, ибо Шариковы и всё пропьют". Начинают агитировать за имущественный ценз: у кого нет миллиона, тот Шариков и идёт в жопу. Потом с недоумением узнают, что для тех, у кого есть миллиард, они — сами шариковы-халявщики, которым лишь бы госзаказы дербанить. И сами идут в жопу, лишившись права голоса, как не прошедшие миллиардовый ценз. Ну а потом те, у кого есть миллиард, устраивают там себе междусобойчик, где единолично решают все вопросы. Если договориться не получается, что зачастую и происходит, то бьются на коалиции, каждая из которых выбирает себе лидера-авторитета. Потом одна из коалиций побеждает, провозглашает своего авторитета диктатором, а проигравших подчиняет или втаптывает в говно. Да здравствует Частная Собственность, Свобода ею распоряжаться, и наш Великий Фюрер!



Collapse )
rune

Одна страна, две системы

Воинствующий антикоммунизм российских либералов склоняет меня к мнению, что вся российская либеральная тусовка курируется ЦРУ. Но поскольку американское государство создавалось изначально снизу вверх, оно никогда не было столь централизованным, сколь Россия. Американцы просто плохо понимают экономический базис централизации — что, кстати, последние десятилетия тормозит их самих — а он очень прост: централизация — она от бедности. Потому что децентрализация — удовольствие недешёвое, и при этом прямого прироста уровня жизни не дающее, только ресурсы напрасно жрёт. Спрос на неё появляется только по мере массового достижения населением определенного уровня благосостояния, когда население готово жертвовать дальнейшим ростом благосостояния в пользу свободы и независимости. Именно коммунистическое движение, и именно благодаря централизованному планированию, вытащило Россию из тотальной жопы, оставшейся в наследство от царской власти. И население хорошо это понимает: многие регионы со всей очевидностью автономно выживать неспосбны. Не согласна с этим только опьяненная мутным баблом поехавшая бело-имперская сволочь и прочие подобные "элитарии", вообразившие себя Преображенскими среди Шариковых. Таких жлобов-выскочек особенно много в Москве, процветающей во многом благодаря упадку провинции. Американцы сами никогда не жили при коммунизме, и потому им не понять глубинного народа, у которого антикоммунистическая пропаганда вызывает немедленное отторжение, несмотря на сменившееся поколение. Ведутся на неё только москвичи, но их в процентах от всего населения немного. В провинции уровень жизни со времён распада СССР если и вырос, то не настолько, чтобы дискредитировать СССР, который буквально выстроил целые города с нуля. Те самые, которые после краха социализма "не вписались в рынок".

Итого, децентрализация — это медленный и болезненный процесс, её нельзя провести волевым решением. Для этого необходим рост доходов населения, а он не может произойти мгновенно. И потому, период сосуществования двух систем неизбежен. Попытка развалить централизацию при отсутствии базиса — обречённая на провал провокация либеральной публики. Только экономический рост способен создать к этому предпосылки.

Конечно, некоторый запас по ресурсам есть: можно прищучить и раскулачить бизнес, существующий, в значительной степени, благодаря госзаказам. Вот, сумела либеральная сволочь внушить правительству, что поддерживать нефтяными деньгами бизнес — это хорошо, правильно и рыночно, а население пусть вписывается в рынок самостоятельно. Разумеется, это не может не привести к вопиющему росту неравенства: яхты олигархов самые длинные в мире, а население еле сводит концы с концами. По канонам либеральной идеи, неравенство полезно тем, что в его условиях всегда найдутся люди, пусть и в небольшом количестве, сколько угодно богатые, чтобы осуществлять на свои средства проекты сколь угодно большого масштаба, вместо того, чтобы думать о том, чем набить желудок завтра. Но именно население склонно вкладывать заработанные деньги в России, т.к. прикреплено к земле, и по большей части ему некуда бежать из страны. В то время как именно перед присосавшейся с госбюджету либеральной сволочью открыты все дороги, все оффшоры, все рынки капитала. Будучи одной ногой "там", они ещё и выделываются: нам в отсталую Россию вкладываться неинтересно, поскольку в неё нужно вливать и вливать, как в чёрную дыру, чтобы догнать Запад по инвестиционной привлекательности, поэтому, если хотите, чтобы мы не вывозили капитал в более экономически развитые юрисдикции, давайте нам поблажки и преференции. За счёт населения, естественно: ему-то, в отличии от наших капиталов, всё равно некуда деваться. Именно поэтому либеральная идея в России не работает.

Не нужно бояться выкидывать с рынка неэффективный бизнес, нежизнеспособный без государственной поддержки. Ну и что, что он даёт рабочие места? Лучше уж эти деньги населению за так отдать, чем загружать бессмысленной работой. Хотя бы не придётся вместе с населением кормить либеральную сволочь. Да, это не решит проблему доходов населения, но хотя бы воодушевит его. Плюс, ослабит удавку на малом бизнесе — той самой частной инициативе. Поскольку до малого бизнеса государственной халявы доходит мало, он не может на рынке инвестиций конкурировать на равных с крупными игроками, которым халявы достаётся много, и которые стараются с её помощью "держать в кулаке" все мало-мальски перспективные активы. Держать — держат, а эффективно использовать — не могут. Собака на сене.

Если ЦРУ хочет разрушить централизацию в России, ему следует заниматься не антикоммунистической пропагандой (дураков, которые бы на неё повелись, в стране мало), а дать населению хорошо оплачиваемую работу. Чтобы после оплаты коммуналки и продуктовой корзины у населения появился повод задуматься о том, как самостоятельно обустроить пространство вокруг себя. И как только население поверит, что у него есть такая возможность, она само заинтересуется приведением в порядок демократических институтов, начиная с уровня ТСЖ и муниципалитетов и заканчивая центральными органами федеральной власти.
rune

Либеральные ужасы нашего городка

Либерал Вова сидит в бункере. Встретив там Новый Год, Вова устанет. Любителя втихаря побухать с ЦРУшниками либерала Чубайса Вова предусмотрительно отправил бухать с ЦРУшниками. Либерала Навального отправили лечить недоёб у Меркель, чтобы со скуки перестала названивать Вове по пустякам. Премьер-министром будет либерал Греф — его поместье на Минфин уже переписали. Президентом же, — преемником Путина, — станет либеральша Наибуллина.
rune

Капитал, риск и прибыль

Набрёл по ссылкам на псевдоантиэкономическую статью, и решил её тенденциозно преподнесенное содержание несколько переформулировать на более привычные нормальному человеку понятия. Кроме того, разную математизированную псевдонауку обожают либералы, среди которых моя популярность последнее время падала, и вот, есть повод наверстать.

Итак, в статье описывается беспроигрышная, на первый взгляд, азартная игра: с вероятность 50% наша ставка возвращается с коэффициентом 1.5, и, с той же веротяностью 50%, с коэффициентом 0.6. Вполне годная из-за своей простоты модель.

Нетрудно подсчитать, что средний выигрыш составляет 1.05, т.е. играть в эту игру в среднем экономически выгодно. Среднеквадратическое отклонение при этом составляет 0.45. Но это актуально, если играть постоянными ставками, а что если мы реинвеструем выигрыш? Тогда по итогу серии средний коэффициент равен 1.05N, и, казалось бы, играть серию игр с реинвестированием ещё выгоднее, чем постоянными ставками, т.к. капитал растёт экспоненциально. Однако, среднеквадратическое отклонение составит [1.305N − 1.1025N]1/2. Это точные значения, вычислить их не тривиально, но и не особо трудно. Здесь важно заметить, что с ростом N среднеквадратичное отклонение растёт быстрее среднего, ситуация прямо противоположная игре с постоянной ставкой. Так каковы же реальные шансы в этом случае?

Просвещенный читатель быстро заметит, что в играх с реинвестированием нужно смотреть не на среднее арифметическое выигрыша, а на среднее геометрическое. В данной оно составляет 0.9N/2, т.е. меньше единицы, то есть инвестированный капитал в наиболее вероятном сценарии будет всё сильнее таять, а не расти. Иными словами, сренее и в самом деле составляет 1.05N, но достигается оно за счёт больших, но редких выигрышей, всё более редких с ростом N. Медиана же этого распределения как раз равна упомянутому среднему геометрическому 0.9N/2 ≈ 0.95N, т.е. в половине случаев результат будет хуже этого значения. Скажем, после серии 1000 игр, вероятность хотя бы остаться "при своих" составляет ≈0.000136 — пренебрежимо малую величину.

Исходя из этого, статья тенденциозно делает вывод, что опираться в расчётах на среднее арифметическое, как это принято в экономической науке при оценке активов, неверно. Мы к этому "выводу" ещё вернёмся.

Тот же самый просвещенный читатель заметит также, что не обязательно реинвестировать весь выигрыш, можно инвестировать только часть игрового капитала, а остаток держать в резерве на случай просадки. Нетрудные математические упражнения показывают, что среднее геометрическое достигает оптимума при инвестировании 25% и составляет ≈1.00623N. В этом случае, вероятность просадки после серии 1000 игр составит лишь 0.041 и, в принципе, поддаётся дальнейшему уменьшению за счёт снижения отдачи. Итого выходит, что богатеть этой игрой вполне себе можно, но, конечно, в 7.86 раз медленнее, чем можно было бы оптимистично ожидать из среднего выигрыша. Ещё бы: почти весь капитал лежит мёртвым грузом в резерве.

А вот здесь уже теперь "проснётся" читатель пролетарского склада, особо не вдававшийся в математику выше, и скажет, что кроме игры равными ставками и игры с реинвестированием доступен ещё комбинированный вариант: играть небольшие серии равными ставками, а между сериями уже реинвестировать. Среднее в каждой серии будет так же 1.05, но с меньшей склонностью к просадкам. Так, при длине серии в 4 раунда, среднегеометрическое становится ≈1.0247, без всякого резервирования (формально, всё ещё выгодно резервировать 3.6%, но результат почти тот же, а начиная с длины серии 5, резервировать вовсе не выгодно). Правда, в расчете на один раунд среднегеометрическое составит ≈1.00611, что несколько меньше, чем в предыдущей стратегии с резервированием и реинвестированием. Чем длиннее серия, тем сильнее отставание.

Выходит, что делить раунды на серии невыгодно. Но это верно только в том случае, если раунды играются строго последовательно. Но что если, наоборот, есть возможность играть несколько независимых сессий одновременно, и лимитирующим фактором становится не количество сыгранных раундов, а количество сыгранных серий, или, проще говоря, мы зависим не от количества возможностей поучаствовать, а от скорости оборота капитала?

Легко догадаться, что в этом случае выгодно, наоборот, параллелиться по как можно большему количеству раундов в каждой серии. Это позволяет сколь угодно сильно уменьшать среднеквдаратическое отклонение и сближать среднегеометрическое со средним арифетическим, т.е. заветной величиной 1.05. И, тем самым, достигнуть максимальной скорости роста капитала при минимальных рисках.

Вернёмся к выводу статьи. Если разумно полагать, что банки и инвестиционные фонды делают именно это, то есть распределяют инвестиции по хорошо диверсифицированному портфелю, то именно среднее арифметическое будет для них наиболее удобным ориентиром для оценки выгодности того или иного инструмента. И поскольку именно банки и фонды являются основными потребителями достижений в области оценки активов, то на них и ориентированы соответствующие публикации. И, тем самым, претензия статьи к среднему арифметическому выглядит очень слабо.

Однако, теперь взглянем на полученные результаты под несколько иным углом. Пусть на этот раз лимитирующим фактором является порог входа в игру. Допустим, ставка фиксирована и составляет условные $1000. Что это меняет? Это меняет зависимость отдачи на капитал от его размера. Скажем, с капиталом $10 000, можно сделать 10 одновременных ставок, достигнув среднегеометрического выигрыша +4.01%, что заметно меньше предельных +5%, но тоже неплохо. При капитале $5000 среднегеометрический выигрыш снижается до +2.99%. При $3000 до +1.58%, при $2999 уже +1.08%, при $2120 будет +0.12% (при этом играть следует один раунд, а не два, и $1120 держать в резерве), а начиная с $2000, хоть их и хватает на целых 2 раунда, смысл играть пропадает вовсе.

На этом и основан капиталистический механизм, согласно которому наболее богатые богатеют дальше опережающими темпами. Более богатым не только становятся доступны более крупные инвестиционные проекты, но и прежние проекты приносят больше прибыли.

В реальности, всё ещё хуже. Зачастую, именно проигрыш тех, кто победнее, и превращается в выигрыш тех, кто побогаче. Вот сами подумайте: если вы мусолите игру на 1-2 раундах с капиталом $2001-$2999, то где вы держите резерв? В банке! А что делает с этими деньгами банк? Играет против вас же! Ссуживает вашим же конкурентам.

А бывает и так, что отказаться от игры вообще нельзя. Например, если ваши доходы не позволяют с выгодой использовать оффшоры, и вы вынуждены хранить деньги в российском банке, то вы сразу же берёте на себя кучу рисков. И когда в экономике случается очередная девальвация и банковский кризис, устроенные именно теми, у кого деньги в оффшорах, то именно вы за всё и расплатитесь. Потому что, а куда вы денетесь?

Из всех этих рассуждений также можно понять корень того парадокса, что экономика нищих стран непривлекательна для инестиций. Малый размер экономики приводит к тому, что инвестиции в проекты достаточно большого на фоне всей экономики страны масштаба становится ещё и невозможно диверсифицировать. Между независимыми на первый взгляд отраслями могут наличествовать весьма сильные скрытые корреляции. Всё это делает инвестиции в развивающуюся страну более рискованными, чем в того же масштаба проекты в развитых экономиках. И потому менее привлекательными. Это усугубляется тем фактом, что местные инвесторы в массе более нищие и уже поэтому менее склонные рисковать участием в масштабных проектах.

То есть, опрометчиво оказывется надеяться на стихию, на то, что "рынок всё отрегулирует", нужно, дескать, только дать капиталистам больше свободы. Капиталистам не нужны никакие свободы, им нужны преференции. Они могут быть предоставлены только за чей-то чужой счёт, поскольку штука эта совершенно нерыночная, и потому, в целом они для экономики вредны, отрицательно сказываясь на инвестиционной привлекательности проектов более приземлённого масштаба. В то же время, получившие преференции капиталисты, понимая их нерыночность, в страхе преждевременного конца халявы будут больше ориентироваться на краткосрочное получение прибыли с целью её вывода в оффшоры, чем строить какие-то долгосрочные планы развития.